Menu
В Степногорске открыли памятник Канышу Сатпаеву

В Степногорске открыли памятник Кан…

В Степногорске в рамках...

В Степногорске построят завод по производству высокотехнологичных подшипников

В Степногорске построят завод по пр…

В г. Степногорск Акмоли...

Очередь в детские сады в Степногорске вскоре существенно сократится

Очередь в детские сады в Степногорс…

В рамках государственно...

Парковка на газонах будет караться штрафами

Парковка на газонах будет караться …

Долгое время эта пробле...

ВЕРНИТЕ АСФАЛЬТ! (ВОПРОС АКИМУ)

ВЕРНИТЕ АСФАЛЬТ! (ВОПРОС АКИМУ)

Максим Пономарёв задает...

Главную площадь Степногорска спустя 15 лет вновь украсили часы

Главную площадь Степногорска спустя…

  Городскую площадь Степ...

В Степногорске выбрали мисс города на 2016 год

В Степногорске выбрали мисс города …

В Степногорске прошел к...

Депутаты уточнили бюджет города

Депутаты уточнили бюджет города

В степногорском маслиха...

Ток и шок

Ток и шок

В понедельник на террит...

Prev Next


Вступайте в наши группы в социальных сетях!

Митина, Галина Макаровна (1920-2014)

Митина Галина Макаровна

Для Галины Макаровны Митиной все воспоминания сводятся практически к одному: народ под оккупацией. Ее война - это война в тылу врага.

Родилась Галина Макаровна 7 ноября 1920 года в Белоруссии. До войны вышла замуж, работала учительницей начальных классов. «Мы с мужем, который был командиром Красной Армии, жили недалеко от Брестской крепости, в военном поселке. Утром того дня мой муж собрался на службу (должен был проводить у себя в части политзанятия), уже вышел на улицу, а там по дороге раскатывают немецкие мотоциклисты. Однако они почему-то не стреляли, видимо их цель была — разведка.

Что тут началось! Шум, неразбериха. Мы с мужем даже попрощаться-то толком не успели. Только и успел сказать - уезжай к матери! Больше увидеться нам не пришлось. Добралась до матери и, когда пришли фашисты, всей родней отправились в лес. Это было в 1942 году. Мне тогда было двадцать лет, по образованию - учительница. Партизанские отряды тогда только начали формироваться. Так я оказалась в 125-ой бригаде Полесского соединения, в отряде имени Такуева, которым командовал А. Языкович.

Ушел в лес мой брат, которому исполнилось в ту пору всего шестнадцать лет. Отца - ему было пятьдесят лет - немцы поймали, когда он ходил в разведку, изрубили на куски. После войны я даже могилку его в лесу найти не могла.

Мама тоже партизанила. По своему возрасту она, конечно, не могла ходить на задания, но зато ей было много работы в лагере: приготовить пищу, постирать, зашить одежду, нянчиться с внучкой (моей дочкой), когда я ходила на боевое задание. Мы ходили на подрывы железнодорожного полотна. Я переодевалась или мальчишкой, или пастушкой, выходила на насыпь, прикладывала ухо к рельсам и слушала, когда пойдет поезд. Взрывчатку накладывали в матерчатый мешочек, его нужно было закопать под рельсами и протянуть в сторону леса бикфордов шнур.

Подрыв поезда с боеприпасами и вооружением - зрелище страшное: все гремит, сверху сыплются обломки техники, трупы людей, окровавленные части тел. На подрывы ходили, конечно, не каждый день. Надо было поддерживать в порядке оружие, одежду, потому что нам этого никто не поставлял.

Потом, когда наладилась связь с Москвой, стали присылать необходимое. Продовольствие приходилось добывать следующим образом: жители, которых каратели уничтожали, а их деревни сжигали, всегда прятали картошку, муку, зерно в заранее вырытых для этого ямах. Мы ходили по пепелищам и железными прутьями тыкали в землю. Часто вместо продуктов находили одежду, домашнюю утварь, но это не брали, зачем - все равно при очередном перебазировании надо было все бросать и скорее уходить.

Как только фашисты обнаруживали месторасположение отряда, сразу прилетали самолеты и начинали бомбить, потом подтаскивали на опушку леса минометы и начинали методический обстрел нашего лагеря. В этом случае приходилось уходить на пятнадцать-двадцать километров вглубь леса, разбивать новый лагерь. Немцы никак не могли справиться с партизанами и, чтобы оставить нас без пищи, крова и поддержки местного населения, стали попросту истреблять жителей деревень и сел всех поголовно. Бедный белорусский народ - каждый четвертый погиб.

Вблизи нашего отряда немецких гарнизонов не было. Небольшой отряд чехов, стоявший в одном из сел, которому фашисты не доверяли воевать на передовой, вскоре полностью перешел к партизанам.

В населенные пункты для сбора разведывательных данных ходили мальчишки, двенадцати-четырнадцати лет. Им это сделать было значительно легче, чем взрослым. Спасало нас то, что все-таки много советских людей работало у оккупантов, а помогали нам - передавали ценные сведения, информировали о готовящихся акциях против партизан.

Не раз попадали в руки фашистов. На ломаном немецком языке я рассказывала, что потеряла козу и вот ищу. Была я тогда худенькой, невзрачной девчонкой, и меня отпускали.

О смерти своего мужа Галина Макаровна узнала в партизанском отряде в общем-то случайно. Так получилось, что бойцы из разбитого подразделения, в котором; он служил, вышли в наше расположение.

Окончилась война. Мы вернулись в родное село. Дом взорвали и сожгли немцы. Из одежды было только то, что на нас, одеты были, прямо скажем, в лохмотья. И обидно было видеть, как некоторые люди, отсидевшиеся в тихом месте или попросту грабившие тех, кого захватчики преследовали, возвращались домой, везя целые обозы вещей, одежды, золотых и серебряных украшений. А мы, которые защищали их, теряли родных и близких, рисковали своей жизнью, верили в хорошую жизнь после войны. Они имели наглость смеяться над нами, отчего было еще обиднее.

Но все постепенно входило в свою колею. Наградили меня орденом Отечественной войны II степени. За последующие годы вручили еще ряд юбилейных медалей.

Когда началось освоение целинных земель, долго смотрела вместе с семьей, где тот далекий Казахстан находится, и думала, как встретят их там люди. Так они и оказались в селе Валиханово, что в Кокчетавской области. Там и проработала до самой пенсии Галина Макаровна учителем.

А потом перебралась в Степногорск, где продолжила работать в шестой школе.

Галина Макаровна - особенный человек. Она никогда не повышает голос, не срывается. Даже слова, которые она произносит, кажутся значительными, хотя слова-то обычные.

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Наверх