Menu
В Степногорске открыли памятник Канышу Сатпаеву

В Степногорске открыли памятник Кан…

В Степногорске в рамках...

В Степногорске построят завод по производству высокотехнологичных подшипников

В Степногорске построят завод по пр…

В г. Степногорск Акмоли...

Очередь в детские сады в Степногорске вскоре существенно сократится

Очередь в детские сады в Степногорс…

В рамках государственно...

Парковка на газонах будет караться штрафами

Парковка на газонах будет караться …

Долгое время эта пробле...

ВЕРНИТЕ АСФАЛЬТ! (ВОПРОС АКИМУ)

ВЕРНИТЕ АСФАЛЬТ! (ВОПРОС АКИМУ)

Максим Пономарёв задает...

Главную площадь Степногорска спустя 15 лет вновь украсили часы

Главную площадь Степногорска спустя…

  Городскую площадь Степ...

В Степногорске выбрали мисс города на 2016 год

В Степногорске выбрали мисс города …

В Степногорске прошел к...

Депутаты уточнили бюджет города

Депутаты уточнили бюджет города

В степногорском маслиха...

Ток и шок

Ток и шок

В понедельник на террит...

Prev Next


Вступайте в наши группы в социальных сетях!

Степногорцам о степногорцах. Поэтесса и журналист Елена Павлина

  • Written by  Жанна Зуева

Елена Павлина, степногорская поэтесса

Очень непросто писать про творческих людей с непростой творческой судьбой. Тем более, когда реализовывать им приходится себя в небольшом городе. Тем более, когда речь идет о твоих коллегах по журналистскому ремеслу. Все-таки люди нашей профессии чаще всего остаются за кадром, раскрывая своих интервьюируемых. А если случается и обнажают собственную душу, то на фоне собеседников. Так что попробую зайти с обратной стороны, говорится в материале газеты "Новая".

Я очень и очень по-хорошему завидую людям, которые в своей творческой повседневности находят время для творчества не повседневного. Такая вот намеренная тавтология. А если проще, то у моей коллеги, корреспондента «Вечернего Степногорска» и нашей местной поэтессы Елены Павлиной, лежит неопубликованный сборник со стихами и рассказами о ней самой, о людях нашего города. Что-то уже публиковалось в виде очерков в местной прессе, что-то звучало на творческих вечерах клуба поэтов «Степная флейта». А есть и то, что вышло из-под пера совсем недавно и тихонько ждет своего часа.

- Лена, несколько лет назад твои стихи вошли даже в трехтомник «Жемчужная поэзия Казахстана» от Центра российской науки и культуры, а с чего началось увлечение поэзией?

- Мой папа очень любил поэзию, Пушкина «Медного всадника» наизусть знал, Пастернака, Новеллу Матвееву. В свободное время сам песни сочинял, в основном признание в любви маме, они теперь стали нашими семейными песнями, притом что отец был очень серьезный и занятой человек, занимал должность главного металлурга ГПЗ. К нам даже Славский (министр Среднего Машиностроения СССР) во время командировок частенько заходил.

- А можно про легендарную личность, чьим именем названа в Степногорске улица, подробнее. Действительно ли, что этот всемогущий советский руководитель в жизни был очень простым и доступным для простых смертных человеком?

- Я тогда была подростком и помню их посиделки у родителей. Собирались, в основном, с коллегами по работе, говорили про работу, но могли и выпить, и пошутить. Иногда засиживались допоздна. Отношения были очень теплые, как у родственников, все, что мог дефицитного и необходимого – вез нашим степногорцам из Москвы. И потом, когда моей новорожденной дочери, после операции, потребовался бифидумбактерин, редкий для того времени, специально нам выслал из столицы.

- Но путь девушки, чьи родители общались с министром, отнюдь не был усыпан розами…

- Несколько лет у меня очень сильно болела мама, средства семьи были ограниченные, так что мне пришлось очень рано выйти на работу. Работала и копировщицей, и на протирке колец на ГПЗ, слесарем КИПа. Школу заканчивала уже на вечернем отделении. А потом просто сбежала в Самару учиться на режиссера. Недоучилась. На четвертом курсе получила нехорошее известие из дома. Так что вернулась в Степногорск и устроилась на работу в операционный блок санитарочкой, чтобы быть рядом с мамой, она уже совсем в тяжелом состоянии была. А потом у меня появилась семья, дочки. Устроилась в Степногорске в домостроительный комбинат и 9 лет отработала машинистом крана. Эту свою работу, кстати, очень любила.

- Ты такая вся творческая, с незаконченным режиссерским, музу убить так и не смогла?

- Но попытки были. Пописывала, потом все собирала и выкидывала. И это продолжалось довольно долго, пока моя уже повзрослевшая старшая дочь однажды все это не забрала у меня при очередном приступе уничтожения. И мой муж, абсолютно далекий от поэзии человек, видя мое увлечение, буквально за руку привел меня в клуб поэтов «Степная флейта». Это были очень тяжелые 90-е. Люди выживали как могли, мы сами были вынуждены торговать на местном рынке, но при этом был небывалый творческий всплеск в нашем городе. Мы читали свои стихи, с удовольствием ходили на постановки степногорского театра. Возможно, степногорцы помнят, как при веерном отключении света график по каким-то причинам изменили, и ДК «Горняк» остался без света - так публика вместе с актерами переместилась в фойе, чтобы довести постановку до конца. Именно в то непростое время стихи членов поэтического клуба «Степная флейта», и мои в том числе, стали печатать в местной прессе. Все это читалось и обсуждалось с удовольствием.

- А как степногорских поэтов заметили на уровне Центра российской науки и культуры?

- В системе энергоснабжения Акмолинской области тогда работал человек, неравнодушный к поэзии. В Степногорск он приехал с инспекцией на ТЭЦ и заодно нашел наш клуб поэтов. Он сам был начинающим поэтом и обладал талантом объединить и вытащить на божий свет очень ярких авторов со всего Казахстана. У меня просто голову снесло, когда я прочитала такие потрясающие стихи, как у Юрия Кулинича с Экибастуза, Ивана Елефтериади из Темиртау, Марии Уваровой из Петропавловска, Веры Каленковой из Астаны. В тот же трехтомник «Жемчужная поэзия Казахстана» попали произведения степногорцев Натальи Пеннер, Юрия Никитина и мои.

- В силу прохладного отношения к поэзии, может быть, не все горожане знают Елену Павлину как поэтессу, но наверняка многим запомнились в газетах твои пронзительные очерки о людях нашего города: мама-кукушка, женщина-ветеран с воспоминаниями о военной молодости, выпивохи с какой-то даже толстовской философией…

- Я действительно больше всего люблю писать о людях. Кого ни копни - каждый по-своему интересен. Мне нравится делать акцент на детали. Беседуешь, беседуешь, а потом бац - и натыкаешься на что-то простое, но, безусловно, цепляющее. Как воспоминания военной юности женщины-ветерана. Уже, кажется, столько написано-переписано было, а она вдруг выуживает из памяти, как немолодая немка накормила, переодела и дала кров на ночь. Но не потому, что победительницы. А потому, что голодные, оборванные и до смерти уставшие девчонки, возможно, возраста ее дочерей.

- Эта история тоже есть в твоем сборнике, которому пожелаем скорой публикации. Может быть, найдутся меценаты, которые захотят это поддержать? Спасибо за беседу.

back to top